27.29 грн.
30.94 грн.
8°С

Всеукраинские новости

Альпинисты из Украины пережили голод и обморожение, но покорили вершину в Гималаях, которая считалась неприступной

 

6 ноября три украинских альпиниста – Михаил Фомин, Никита Балабанов и Вячеслав Полежайко, – покорили одну из самых сложных горных вершин в Гималаях – Аннапурну III (7,555), которая до этого считалась неприступной.

фото СТРАНА

Про их достижение написали многие западные СМИ, однако в Украине это событие осталось почти незамеченным.  

Десятки сильнейших альпинистов мира безуспешно пытались взобраться на Аннапурну III по юго-восточному гребню на протяжении последних 40 лет. По сути, маршрут представляет собой практически отвесную стену высотой почти 3000 метров. Подняться по ней до вершины пика не удавалось никому. Никому – до троих украинцев.

Хотя нашим альпинистам во время восхождения в Гималаях пришлось преодолевать не только природу, но и себя. Подъем на вершину занял целых 18 дней, а из-за сложного рельефа и плохой погоды альпинистам удавалось продвигаться лишь на 100 метров в день. К концу путешествия у альпинистов закончилась еда – в последние дни каждому из троих друзей доставалось лишь по 1,5 батончика в сутки. За время экспедиции в сумме на троих они потеряли 41 кг веса.

Интереснейшее интервью одного из троих альпинистов, Никиты Балабанова:

— Объясните читателям, далеким от альпинизма, в чем уникальность вашего восхождения?

— На вершине Аннапурны III до этого люди были, но до нас никому не удавалось подняться на нее по юго-восточному гребню. Среди альпинистов это знаковый маршрут. 40 лет, начиная с 1981 года, сильнейшие альпинисты пробовали его покорить. В сумме было 12 попыток людей из разных стран. Бывали и смертельные случаи.

— Что потом происходит с телами тех, кто погиб при восхождении? Их оставляют там?

— Зависит от каждого конкретного случая. Бывает, есть возможность тело эвакуировать, а бывает, что возможности нет. Часто тела остаются на горе вдоль маршрута. На Эвересте, к примеру, видишь огромное количество тел, пока поднимаешься.

— В чем сложность конкретно этого маршрута, который покорился вам?

— Гора сама по себе очень большая. Маршрут начинается на высоте 4,600 метров, на 7,555 метров – вершина. То есть перепад у маршрута – 3000 вертикальных метров, это очень много. И на этом пути много сложного рельефа, он абсолютно разный. На одной горе приходится и по скалам лезть, и по крутому льду, и по вертикальному снегу.

Источник фото

— Как вы решились на такое путешествие?

— Я больше 10 лет профессионально занимаюсь альпинизмом, совершил много успешных и достаточно сложных восхождений по всему миру. Был в Гималаях, Пакистане, Южной Америке, Патагонии, Африке, на Эвересте. Альпинизм – и мое хобби, и работа: я организовываю коммерческие экспедиции, а в свободное время совершаю такие суперсложные штуки, как подъем на Аннапурну III. Она среди альпинистов считается одной из самых проблемных гор, про которую все знают – мол, юго-восточный гребень никто не может покорить. И вот, в 2018 году мы с напарниками решили, что попробуем. Мы вместе не первый год участвуем в экспедициях. В 2019-м мы поехали туда первый раз, поднялись до высоты 6350 метров. Было очень сложно – плохая погода и плохие условия. В итоге мы решили развернуться. А вот в 2021 году мы вернулись и все получилось.

— Значит, вы готовились к походу три года?

— Да, с 2018 по 2021 год.

— Кто профинансировал вашу экспедицию? Помогало ли вам государство?

 — Нет, государственного финансирования не было. Мы уже много лет ездим за свои деньги. Альпинистов в принципе государство особо не поддерживает.

 — В какую сумму вам обошлось восхождение на Аннапурну ІІІ?

 — Около 20 тысяч долларов стоила вся экспедиция на троих. Но эта сумма достаточно небольшая, потому что экспедиция у нас была автономная.

— Что это значит?

— Очень часто в экспедицию с собой в базовый лагерь берут поваров, какой-то обслуживающий персонал. С нами же никого не было, кроме нас троих. В ущелье, где находится эта гора, попасть пешком невозможно – очень крутые скалистые склоны. В базовый лагерь можно только долететь на вертолёте. Если бы мы брали много людей, это бы удорожило экспедицию именно из-за вертолетных “забросок”. Поэтому мы рассчитывали, что будет только один рейс. В одном вертолете должны были поместиться мы, вся наша еда и снаряжение.

Источник фото

— Сколько времени в целом заняла ваша экспедиция?

— Почти два месяца — 55 дней.

— То есть два месяца вы преодолевали расстояние в 3000 метров?

 — Не совсем так. Вы не можете сразу полезть на гору. Вначале нужно пройти акклиматизацию, чтобы организм адаптировался к высоте. Поэтому сначала мы занимались акклиматизацией, совершили восхождение на соседнюю вершину Аннапурну 4, тоже 7000 метров. Организм привыкал, мы там жили какое-то время. И только потом уже полезли на Аннапурну III. Само восхождение длилось 18 дней.

— С какими сложностями вы столкнулись в процессе?

— В какой-то момент у нас закончилась еда. Изначально мы прикинули, что нужно взять с собой еды и газа на 12 дней. Газовые баллоны обязательно нужны, чтобы топить снег. Если не получится топить снег, то не будет воды, а без неё как минимум опасно. Но маршрут и рельеф оказался достаточно сложный. Мы поняли, что двигаемся медленнее, чем рассчитывали. И начали урезать пайку, дробить суточные рационы. Последние дня три-четыре каждому доставалось по одному-полтора батончика в день — это все, что у нас оставалось. На 17-й день у нас полностью закончилась еда. Хорошо, что это уже было на спуске после покорения вершины. На 18-й день мы вообще ничего не ели и не пили, но уже хотя бы спустились. На троих мы потеряли 41 кг веса после этого восхождения.

— Что еще, помимо нехватки еды и воды, вам пришлось преодолеть?

— Основная трудность — сам маршрут. К тому же, на этой горе сложные погодные условия. Там есть локальный эффект — каждый день влажные массы из долины Покхары ударяются об гору, и даже когда прогноз погоды хороший, все равно в середине дня приходят эти массы и начинает сыпать снег, дуть сильный ветер.

Источник фото

— В процессе восхождения вы получали какие-то травмы?

— Ничего серьезного, но мелкие травмы есть. Обморожения – они, как правило, появляются под конец таких серьезных восхождений. У нас есть микрообморожения практически всех пальцев на руках и ногах. Конкретно в моем случае два пальца чуть сильнее обморозились — там вторая степень. У моего напарника Славы тоже пару пальцев, у Миши немного обморожено лицо. Обычно в течение месяца это проходит.

— Был ли момент, когда вам хотелось все бросить и спуститься?

— Маршрут настолько длинный и сложный, что уже в верхней части горы разворачиваться и отказываться от восхождения не имело смысла. Проще было уже дотерпеть до вершины и спуститься на другую сторону горы по более простому маршруту, чем спускаться обратно по такому же сложному пути подъема.

— Поздравил ли вас кто-то из представителей украинской власти с покорением Аннапурны по маршруту, который раньше считался непреодолимым?

— Пока официально никто не поздравил. На прошлой неделе я был на одном альпинистском мероприятии, где встретился с мэром Киева Виталием Кличко. Он единственный, наверное, кто поздравил. Он где-то уже успел прочитать о нашем достижении, и сказал: “Я про вас слышал, поздравляю”. Но официально ничего такого не было.

— То есть не было ни реакции Министерства молодежи и спорта, ни профильных организаций?

— Только президент Федерации альпинистов Украины.

— Но ни от президента Украины Владимира Зеленского, ни от других органов власти вас не поздравляли?

— Нет, ничего. Ни разу за свою спортивную карьеру не было такого, чтобы нас поздравляли высшие органы власти на уровне президента или Министерства. Мы ни на кого не в обиде, никого не виним. Никаких поздравлений мы и не ждали.

— Вы сами сказали, что украинская власть не поддерживает альпинизм. Почему так сложилось и что с этим делать?

— Сложно сказать. На самом деле, в Украине достаточно много сильных спортсменов в сфере альпинизма. Возможно, это не такое массовое занятие, как тот же футбол, например. Мало людей этим интересуется.

— Но вы, трое украинцев, первые в мире, кто покорил Аннапурну по самому сложному маршруту. Разве это не повод для национальной гордости?  

— У нас таких поводов много, но про них мало кто знает. В 2016 году я и мой напарник Миша Фомин, который был со мной на Аннапурне, получили международную награда за выдающиеся достижения в альпинизме “Золотой ледоруб” — это высшая альпинистская награда в мире, которая вручается во Франции. Такой альпинистский “Оскар”. По сути, нас признали лучшими альпинистами года в мире. Мы первые и единственные украинцы, которые получили эту награду. Но тем не менее, никакой огласки не было. О нас в Украине почти никто не знает.

Источник фото

— Существуют подобные награды для альпинистов в Украине?

— Чемпионат Украины по альпинизму. Его проводит Федерация альпинистов Украины.

— Вы в нем когда-то участвовали?

— Да, и выигрывал не один раз.

— Что получили в качестве приза?

— Призовой фонд обычно состоит из грамот.

— Почему вы выбрали для себя именно альпинизм?

— Сложно сказать. Это приятное дело на свежем воздухе. Сначала налазишься, а потом хорошо спишь и ешь.

— Вы скромничаете. Карабкаться по горам под шквальным ветром, снегом и без еды — в этом мало удовольствия, если судить рационально.

— Люди редко рационально подходят к вопросу удовольствия. Мне просто это нравится.

— И все же — почему именно альпинизм? Почему не прыжки с парашютом, если вас привлекает экстрим?

— Да я высоты боюсь.

— Серьезно? И поэтому решили покорить Эверест?

— Нет, шутка. Так получилось. Занятий подобных много, но почему-то понравился мне именно альпинизм. Это нельзя объяснить.

— Что-то может в обычной жизни сравниться по ощущениям с покорением вершины?

— Для меня лично – время, проведённое с семьей. Я обычно лавирую между двумя этими любимыми делами. Они уже привыкли к моим долгим экспедициям, смирились.

— Какую вершину планируете покорять следующей?

— В ближайшее время у меня будет период восстановления. Минимум 4-8 недель никаких физических нагрузок. Большие экспедиции, скоре всего, будут в следующем году. Возможно, еще даже 2022 год будет восстановительным, а в 2023 будем придумывать что-то еще. Есть у меня одна вершина на примете, но я вам не скажу.

— Почему?

— Примета такая. Раньше времени нельзя говорить, куда собираешься.

Источник: СТРАНА

Сплетни Ua